Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

sun

ashes — кумуляция — рубят фишку

     «Признать» означает лишь сказать в подходящей ситуации о том, что потеряло уже существенное значение; это не включает в себя обязательно ни сожаления, ни, тем более, какого-либо личного отношения к тому, кто вас слушает. Зачастую даже бывает так, — особенно если признание запоздалое, — что оно служит не в последнюю очередь для того, чтобы разделить ego praeterius (я, совершивший проступок) и ego praesens (я, который признается). <...> «Исповедание» же по сравнению с «признанием» содержит утроенный смысл важости того, о чем говорится.
     Во-первых, совершенный и исповеданный проступок не рассматривается как «провинность» (то есть как нарушение обычая, нормы или закона), но как «грех» (то есть обида, нанесенная Богу). Во-вторых, исповедь содержит обязательно — а не в качестве произвольного дополнения — сожаление, покаяние. <...> ...сознание греха исключает категорию времени. Когда я сегодня исповедуюсь перед Богом в том, что украл груши в дни моей юности, я несу в себе тяжесть моего греха — вызывая боль, она присутствует сейчас в моем сознании. Мое ego praeterius смешивается с моим ego praesens, мой «прошлый» грех обретает подлинное существование в данную минуту. (Жан-Клод Фредуй, «Confessiones Августина: биография в настоящем».)
write

Про евреев

     Если вы еще не прочли заголовок этого сообщения, то прочтите его. А теперь поехали. Начал я наконец читать латинский текст «Исповеди» св. Патрика, по которой надеюсь написать в этом году курсовую. В начале текста 16-летнего Патрика похищают из родной Британии ирландские налетчики. Есть там следующий странноватый пассаж (прошу прощения за перевод, это просто по следам чтения текста):

     «Бога истинного я не знал, и был увезен в Иберию* в пленение со многими тысячами других людей сообразно провинностям нашим, ибо мы отступились от Бога, и не следовали Его заветам, и не были послушны Его служителям, которые убеждали нас [стремиться] к нашему спасению. И Он обрушил на нас свой гнев, и рассеял нас среди многих народов, а также до предела земли, где сейчас я ничтожный пребываю среди чужеземцев».

     Что касается * — традиционно будущую Ирландию обозначали как «Ибернию» (Hibernia, ae), но в тексте in Hyberione, т.е. от *Hyberio, onis (?).
     Теперь самое интересное — текст курсивом. В тексте: in gentibus multis, etiam ad ultimum terrae. Вторая часть переводится и понимается вполне однозначно, а вот первая: то ли он разделил людей на роды и виды (тогда должен быть другой падеж, по идее, так что не подходит), то ли рассеял среди кого-то и где-то. Можно задаться вопросом — кого? Христиан Британии, неверных христиан, строителей Вавилонской башни? Но кого среди кого рассеивали, всем хорошо известно. В издании примечание к этому месту:
     «Этот пассаж др. Тодд считал причиной возникновения абсурдной истории о том, что предки Патрика были евреями. См. 4-е житие, также Лейнстерская книга: „Однако, истинно был Патрик из сынов Израиля. Но когда дети Израиля были рассеяны Титом и Веспасианом в рабство по всем четырем сторонам света во мщение за кровь Христову, тогда род Патрика прибыл в Британию. Поскольку род Патрика из сынов Израиля, Господь дал ему власть над крещением и верой, и силу изгнания демонов“».
  • Current Music
    The Kinks - Days
write

много текста

     В жанре literary criticism есть один почти узаконенный гон. Это рассказ о том, что делает великих писателей истинно великими. Естественно, никакого общего закона не вывели, но есть некоторые общие места, более или менее признанные всеми. Одно из таких суждений — вневременная ценность произведений истинно великих писателей. Произведения, не истинно великие, устаревают. Авторы же шедевров — это наши вечные современники, тексты которых снова и снова заставляют забыть о том, что они жили еще тогда, когда те деревья, которые потом будут большими, еще даже желудями не были, ну и так далее.
     Но это, естественно, гон. По той простой причине, что авторы, которые кажутся нам современниками, совсем нашими современниками не являются, а те авторы, которые действительно могут отобразить в своих текстах что-то реально современное, обычно до уровня писателей истинно великих (существование таких писателей совсем даже не гон) не доползают.

     Например, есть у нас начало английского XVIII века. Главные прозаические авторы — образцовый гений Дэфо и образцовый не совсем гений Свифт. И второй — Свифт — порой может быть гениально современен (о том, что он по-настоящему предсказал открытие двух спутников Марса, что безумно, но факт, речь не идет), например, вот так.Collapse ) И вообще, живописуя пороки и недостатки рода человеческого Свифт всегда если не современен, то хотя бы достоверен.
     Другое дело Дэфо. Он, знаете ли, живописует настоящего Человека, каким он одновременно должен быть в силу дарованных ему Господом способностей и быть не должен, потому что не стоит потакать своим дурным наклонностям (см. недавний пост с цитатой). Но это ведь все вранье. Не было таких людей, и не устраивало им Провидение таких ситуаций (в виде нескольких предупреждений, а затем страшной, но очень удобной для написания воспоминаний кары). И Англии такой не было, и Бразилии такой не было, и котики морские не водятся в тех широтах, где, как высчитывал Крузо, находится его остров, и не мог он там существовать так там, как существовал. А теперь главное: и не мог он так думать, и не может современный человек так думать, и никогда нам не понять этого героя, который с легкостью может продать в рабство товарища по несчастью с тем условием, что его через десять лет освободят, буде он примет христианство (он ведь и на остров свой попал по пути в Гвинею за рабами для своей плантации). Это человек, который двадцать страниц обыскивает корабль в поисках гвоздей и инструментов, а еще через двадцать страниц упоминает, что нашел там собаку, которая потом была его спутником многие годы. Это не забывчивость, это тематическая подача материала. Теперь так учебники пишут, как этот герой думает. Он ведь не совсем пропащий в глазах Бога был, ибо сумел и на своем сидении на острове денег заработать — протестантская трудовая этика как она есть.
     То есть вы рубите фишку? Это роман об идеальном, но не вообще идеальном, а идеальном конкретного места и времени — начала XVIII века, нам там места нет, в этом идеальном, потому что нам туда не надо. Дэфо и его герой нетолерантны, безжалостны и скучны (помните, от чего отказался Крузо, убегая от отца в бесконечные плавания?), у них какой-то свой Бог, непохожий на нашего, свой путь преуспеть и образ преуспеяния. И об этом написан роман. И оторваться очень сложно.
     Потому что это замкнутый целостный художественный мир, пусть это звучит кондово. Пространство, куда мы глядим, как в хрустальный шар, и видим там чудеса. Настоящие чудеса, которых мы не понимаем и никогда не поймем, а не как у Свифта, которого легко можно засунуть хоть сегодня рядом с Шендеровичем, если дать ему полчаса, чтобы освоиться (и выучить язык; с какой скоростью их Гулливер учил, а?). А у Дэфо только какие-то яркие блики в весьма тяжелой и монотонной форме. Но яркие-яркие.
     Там, кстати, тоже есть действительно вневременные вещи: страх и высочайшее нервное напряжение, в основном. Кораблекрушения, выбраться на берег из-под волн, остатки стоянки людоедов...
  • Current Music
    John Coltrane - A Love Supreme, pt. 3: Pursuance
write

saint coltrane

     Как и обещал, расскажу историю о Колтрейне (которую прочел в номере от 5 октября 2005 года «НГ: Религии»).

     В 1957 году Колтрейн из-за проблем с наркотиками и алкоголем был вынужден покинуть коллектив Майлза Дэвиса и провел несколько недель в полном одиночестве. Что в это время с ним происходило, мы точно уже никогда не узнаем, но сам он описывает это так: «Я смиренно просил о том, чтобы мне были дарованы возможность и средства делать людей счастливыми при помощи музыки. Божья благодать даровала мне все это!» А даровала она ни много ни мало как музыкальные темы и идеи, которые Колтрейн получал напрямую во сне. Одновременно он интересовался учением Кришнамурти, каббалой и суфизмом; как он говорил, его представления о «силе, объединяющей все», постоянно менялись.
     В 1967 году выступление Колтрейна посетил саксофонист Францо Кинг. Он настолько впечатлился, что решил использовать сюиту «A Love Supreme» в литургических целях. В 1969 году в Сан-Франциско им была основана Церковь «Единого разума Пресуществленного Тела Христова».
     Дальше лучше: «Первоначально в новой Церкви на Джона Колтрейна смотрели как на воплощение самого Бога». Это даже вызвало протесты вдовы музыканта Элит Колтрейн, которая стала протестовать против «незаконного использования имени ее покойного мужа» (видимо, Элис подумала, что когда твоего покойного мужа считают Мессией, то это такой trademark).
     Всем этим заинтересовалась Африканская Православная Церковь в Чикаго, которой были очень нужны епархии на западном побережье США. Проблема заключалась в том, что АПЦ была церковью православной, но униатской, то есть признавала немалую часть католической догматики, однако признала за новообразованной АПЦ св. Джона Колтрейна право использовать джаз в литургии. После этого объединения рассматривать своего кумира как воплощение Бога было уже невозможно — его причислили к лику святых.
     «Новый статус позволил Церкви объединить произведения Колтрейна с основными христианскими молитвами. Например, во время литургии, совершаемой по обряду Римско-Католической Церкив, когда хор и прихожане поют „Отче наш...“, джазовый ансамбль играет композицию „Spiritual“, а „Господь — мой пастырь“ исполняется под аккомпанемент саксофона».
     «„Мы хотим быть в мечетях и синагогах, мы хотим, чтобы нас услышали буддисты, мусульмане и даже атеисты“, — говорит Францо Кинг. Он считает, что музыка Святого Джона Колтрейна способна примирить разные религии и христианские конфессии».
  • Current Music
    boards of canada - eagle in your mind
write

святой

     


     Знаете, что это? Это Джон Колтрейн. Икона с ликом Джона Колтрейна. Икона Африканской Православной Церкви святого Джона Колтрейна. Ниже — еще одна, покрупнее. Подробности вечером.

  • Current Music
    banhart